Facebook как угроза для семьи, или Как найти любовника в Интернете

rami-al-zayat-170349-unsplash

Помню, была у моих родителей приятельница, тетя Катя, упитанная, рыжая и нелепая. Веснушки были рассыпаны по ее круглому лицу как порченый горох. Бутылочно-зеленые глаза смотрели на мир с коровьей тоской. Носила она юбки «православного» фасона (хоть была, как все приличные советские барышни, убежденной атеисткой), бесформенные свитера в катышках и мужские ботинки. У нее был сорок третий размер ноги. Тете Кате было слегка за тридцать, трудилась она в каком-то НИИ, по выходным пекла ноздреватые оладьи, марш Мендельсона слышала только на свадьбах подруг, а самым ее близким существом была драцена, живущая в кадке на подоконнике.

И вот однажды случилось нечто из ряда вон: тетя Катя привела на новогодний корпоратив мужчину. Все уважительно перешептывались за ее широкой спиной, пока она зачем-то не призналась, что познакомилась с кавалером по газете объявлений. «Ищу родственную душу, желательно с большой грудью», — написал мужчина, а тетя Катя подумала-подумала, да и откликнулась. Если честно, я не помню, чем эта история закончилась. Зато прекрасно помню, как все называли тетю Катю неудачницей. Говорили, что только доведенный до последней стадии отчаяния человек может пойти на такое: познакомиться по газете.

Bankoboev.Ru_do_chego_doshel_progress

И знал бы кто, что тетя Катя и состариться не успеет, как свидания вслепую станут нормой городской жизни. В Сети можно познакомится с кем угодно: от настоящего нефтяного магната до прыщавого семиклассника, выдающего себя за нефтяного магната. Даже у заключенных есть нелегальные мобильники, с которых они выходят в Сеть, чтобы найти подругу по переписке.

С одной стороны, это прекрасно — одиноким людям больше не нужно ходить на сомнительные вечера танцев «кому за» или думать, как познакомиться с прекрасной принцессой в метрополитеновской давке. Сейчас надо необязательно регистрироваться непосредственно на сайте знакомств, чтобы найти ту или иную форму отношений — от любви-до-гроба до фастлав. Достаточно иметь аккаунт на Фейсбуке да блог в ЖЖ — со временем новые знакомства и свидания найдут вас сами. С другой стороны, не зря кто-то из мудрецов сказал, что искушение – не для слабых.

Иногда мне кажется, что треть московских супружеских измен имели начало на сайте «Одноклассники». Все начинается невинно: тебе любопытно взглянуть, женился ли X, похудела ли Y, излечил ли прыщи Z. И начинается. Вы встречаетесь за бокалом вина, вспоминаете, какой смешной парик был у директрисы, и как у A начались месячные прямо на уроке литературы, и на юбке осталось красное пятно, а все смеялись, идиоты малолетние; и как был дефицит и одна жвачка на троих; и как пытались копировать лунную походку Майкла Джекосна. Все это так весело, так невинно. Вы переходите на текилу и перебираетесь в ночной бар, и Z, который все-таки выиграл у прыщей с разгромным счетом, приглашает тебя потанцевать под медляк Aerosmith. И мысли начинают в голову лезть: мол, я так молода, жизнь так коротка…. А когда в пять утра ты возвращаешься домой, обнаруживаешь, что супруг уснул за ноутбуком, предварительно поставив пятерку с плюсом какой-то незнакомой Илоне, за фотографию топлесс. А не будь у тебя аккаунта, может быть и слабость не вылезла бы наружу.

online-affair_71935402

Город стал похож на виртуальный супермаркет. Ты можешь выбрать себе и ту, которая позирует в белом боа на фоне чужого «Бентли», и того, кто в строку «статус» многозначительно копипастит Кафку; того, кто открыто предлагает себя или даже того, кто ни о чем подобном не помышляет, но выглядит таким милым на юзерпиках. Трудно устоять, особенно когда ты еще молод и неглубок. Когда тебе больше нравится растекаться по плоскости, чем копать вглубь — тем более, что в современном городе имеет место быть агрессивная романтизация блуда.

Конечно, настоящей любви и настоящей семье никакой Фейсбук не помешает. Только вот так много вокруг семей инерционных, первыми кирпичиками которых стали странные обстоятельства от раскованного «утренний секс был сладок» до консервативного «так принято». Кто-то скажет, что такие хлипкие семьи и жалеть нечего. Но мне почему-то кажется, что со временем они могли бы окрепнуть, пустить корни, медленно окаменеть – если бы в зародышевом состоянии не были атакуемы всеми этими улыбчивыми Илонами, которые позируют топлесс, и загадочными Иванами, цитирующими Ницше. Глупо перекладывать вину на информационное пространство, но было бы странным не обратить внимание на тенденцию.

Ладно, что-то я разворчалась. А ведь у меня за пазухой прячется хэппи-энд. Не так давно я нашла в «Одноклассниках» тетю Катю. Ей уже за пятьдесят, и у нее есть херувимного вида внук. Она по-прежнему носит православные юбки и дурацкие свитера. Но выглядит счастливой. Я поставила ей пять.