Мужская тоска, или О чем молчат мужчины

29 Сентябрь 2014
dfg

А сейчас я расскажу вам о том, о чем молчат мужчины — из обывательского ли благоразумия, или просто немного стыдясь. Я расскажу вам о том особенном сорте тоски, которая неизбежно случается в жизни каждого из них — если он, конечно, взросл и хоть немного склонен к рефлексии.

Как показывает опыт моих наблюдений, зернышко этой тоски начинает набухать и дает первый росток, нежный и неуверенный, когда мужчине еще всего лишь слегка за тридцать. Позади — энное количество лет межполовых страстей, такое вот колесо сансары, где то Венера ловит Марс, то наоборот. И вот в какой-то момент мужчина ловит себя на мысли, что все чаще ему становится скучно в предсказуемом ходе этого колеса. Древняя игра надоела, все чаще хочется предпочесть ее интригам что-нибудь простое и честное — вроде бани с друзьями детства или вечера с пивом в спортбаре.

Нет, не то чтобы ему опостылела охота — игру «одинокий самец в мегаполисе» можно вести десятилетиями. Но все чаще возникает ощущение повторяющегося сценария. Кажется, что очередное смазливое личико, которое улыбается с противоположной стороны стола, кокетливо помешивая сахар в капучино, уже когда-то случалось в его жизни. Где-то он слышал эти фразы, которые она немного заученно повторяет, чтобы ему понравиться. Это уже было.

wallpaper-1600x1200-75562

Часто эти обстоятельства заставляют его впервые задуматься о браке, который на какое-то (к слову, часто весьма продолжительное) время становится спасительной пилюлей и желанной гармонией. На его пальце появляется кольцо, а в жизни — новый смысл. Из телефона исчезают контакты блондинок (ну разве что на дополнительной тайной симке остается парочка — так, на всякий случай). Он пытается проповедовать холостым друзьям.


И вот однажды, спокойный и сытый, мужчина встречает ее. Девушку, которая смотрит на него ясными глазами маленького будды и которая младше его.


И вот проходит время. Допустим, десять лет.

Мужчине уже сорок. И есть у него жена, и допустим, даже любимая. И пусть его присутствие уже давно не газирует кровь, зато ее улыбка греет. У них есть дом, их быт налажен, их дети румяны и коллекционируют игрушечных фей, по субботам они обедают у тещи. По воскресеньям случается секс, который когда-то был похож на танго, теперь же — на совместное поедание каши. Каша — очень полезно для здоровья, говорят. И насыщает не хуже бифштекса с кровью. Говорят.

И вот однажды, спокойный и сытый, мужчина встречает ее. Девушку, которая смотрит на него ясными глазами маленького будды и которая младше его. Неважно, при каких обстоятельствах они познакомились. Главное, его разум отказывается принять факт: когда она еще не умела ходить и спала с пустышкой, он уже курил и чуть ли не считал себя уставшим от жизни снисходительным циником. Он мог бы быть ее отцом, но она, кажется, этого не замечает, когда смотрит на него из-под пушистых ресниц. И вот руководимый скорее любопытством, а не какими-то смелыми намерениями, он делает шаг навстречу — допустим, приглашает ее в кино, а потом в ресторан. Он уже успел забыть, какими восторженными могут быть женщины, для которых все в новинку — шампанское, мужское плечо рядом, ночь, которую можно рвать в клочья и делить на двоих.

Дальше сценарий может развиваться по-разному. Если мужчина слаб, эгоистичен и привык потакать своим страстям — состоится адюльтер в водевильном жанре. О таких романах написано столько, что не очень интересно препарировать один из них даже в двух словах.

Если мужчина порядочен, верен и умеет сопоставлять объем потерь и приобретений, роман этот будет тонким, как старинные хокку. Может быть, между ними не будет даже реальной близости, кроме рукопожатия. Но проводив девушку домой, и потом возвращаясь под Леонарда Коэна или Билли'з Бэнд, он словно девять жизней проживет. В каждой, из которой будет и мед, и соль, и адреналин, и глаза, которые смотрели на него с таким наглым приглашением, что это нахальство даже воспринималось как нечто умилительное.

This image was produced by an application from HighWater Designs Limited.
Он вернется домой, вяло съест суп, который приготовила жена. А потом нальет себе виски, закурит и будет долго смотреть в окно, не включая свет. И если кто-нибудь спросит его в этот момент — а хочешь ли ты, чтобы жизнь твоя изменилась? — он, скорее всего, ответит: «Нет!», и это будет честно. Но тоска, горчащая и темная, распустится у него внутри, точно ядовитое болотное растение. Тоска по уходящему времени, по прошлому, которое казалось вчерашним днем, а вдруг оказалось прошлым веком, по ночам, которые ему больше не рвать — разве что аккуратно, по перфорации, по вечности, которая вдруг заглянула в лицо.

А если жена, напуганная его странным поведением, тихо подойдет сзади и спросит: «Что случилось?», он, скорее всего, с улыбкой ответит: «Ничего». И это тоже будет честно.

Марьяна Р.

Больше материалов по теме Еда + Фитнес
Комментарии к статье

Добавить комментарий