Еда как любовный акт

30 Сентябрь 2015
kurinie-krilishki

Я люблю вкусную еду.

Гурманский обед - это почти эротика, чувственный акт проникновения в тебя восхитительнейших вещей. Все как в сексе - с доверием и полным принятием ты открываешься навстречу новым ощущениям, которые несет с собою каждый поглощаемый предмет.  Нежная тушка улитки так беззащитна, что будит в тебе дремлющего варвара. Густой горячий шоколад с кайенским перцем словно запускает программу всеобъемлющей внутренней ночи, которая растворит тебя как кусочек рафинада в кипятке, и это будет почти самобожествление. Темное, как драконья кровь, вино как будто бы попадает сразу в кровь, и разносит по Стиксам вен чужое, нездешнее солнце. Шарик ванильного мороженого, который медленно тает на горячем яблочном пироге с корицей - это языческое божество, которому ты молишься, одновременно его уничтожая. Твои ноздри жадно раздуваются над тарелкой с мясом, ты больше не менеджер среднего звена, ты - хищник, и трапеза твоя священна. Молочный привкус молодого улуна заставляет нащупать спокойное море внутри.

Поглощение пищи может быть и страстным, и нежным, и скучным, и машинальным,  и искушенным.  Существует распространенное мнение -  мол, чтобы узнать, каков человек в постели, надо посмотреть на то, как он танцует. Я бы добавила: процесс поглощения пищи - это тоже лакмусовая бумажка. Если человек ест с вожделением и при этом умеет смаковать - скорее всего, и в сексе он вас не разочарует. Если же он из любителей машинально зажевать картошечку с сосиской,  неприхотливо запив этот бесхитростный холостяцкий набор пивком из палатки напротив, то и в постели он, вероятно, картошка картошкой. Не стоит ждать, что он станет вашей дверью в космос - машинально справив естественные потребности, он отправится к телевизору допивать пивко.

Меня всегда интересовало, понимают ли девушки нулевых,  считающие, что каждая порядочная попа должна втиснуться в джинсы сорок второго размера, а лишний сантиметр фатально превращает заглавную "п" в "ж", насколько сексуальным может быть акт приема пищи?  И  насколько, напротив, антисексуален отказ от оной? Нет зрелища более жалкого и скучного, чем красавица, вздыхающая над тремя листиками шпината. Если кто-то из практикующих диеты женщин сейчас читает этот текст, умоляю вас: пусть ваш воздержание будет хотя бы секретным. Не заказывайте пустой салат на свидании, попросите лучше торт - наглый жирный шоколадный торт.  Пусть это будет не просто поедание десерта, пусть это будет ритуальный акт. Вонзите в сочащийся кремом бисквит вилку, откройте губы ему навстречу, вдохните его одуряющий аромат, впустите его внутрь, почувствуйте себя расслабленной и порочной.

Кстати, если кому-то показалось, что я воюю на стороне калорий против здорового образа жизни, то это не так. Тупое обжорство не менее (а то и более) отвратительно, чем воздержание. Я - за наслаждение. Иной человек и в банальное яблоко умеет взгрызаться так, что невольно вспоминается символическое значение этого плода. Я - за то, чтобы не относиться к еде как к безликому топливу. Иначе можно свести в область топлива весь спектр чувственных ощущений, сделать их все машинальными.

А машинальность, с моей точки зрения, это преступление.

Текст: Марьяна Р.